Упрочение федерации в Конституции США. Эволюция политического режима США. Политический режим сша в настоящее время


Упрочение федерации в Конституции США. Эволюция политического режима США (стр. 2)

По мнению З.М. Черниловского, «именно XIV поправка была... наиболее важным конституционным достижением американской буржуазно­-демократической революции... прошлого века». Эту позицию разделяют и другие исследователи, заявляющие, что «поправка XIV стала одним из важнейших элементов, характеризующих американский буржуазный конституционализм, инструментом развития его принципов, критерием законности политической практики государства в сфере буржуазно-демократических прав и свобод граждан», «одной из крупнейших вех в развитии американского конституционализма».

Восстановление Союза произошло под руководством крупной буржуазии Севера и Запада при активном участии широких народных масс. В результате военного разгрома Конфедерации южных штатов политическая власть в США перешла из рук южан-рабовладельцев в руки промышленной буржуазии. С одной стороны, была уничтожена монополия плантаторов на политическую власть на Юге. С другой стороны, плантаторы лишились политической власти и в общенациональном масштабе - в масштабе всей страны.

Гражданская война 1861-1865 гг. сокрушила основы могущества плантаторов и открыла промышленникам дорогу к утверждению господства над всем «обновленным» Союзом. После ожесточенной борьбы власть в США перешла от одного класса - рабовладельцев, к другому - крупной промышленной буржуазии страны: этот переход центральной власти выразился прежде всего в том, что буржуазия поставила под свой контроль все ветви федеральной власти; «в результате гражданской войны вся полнота государственной власти перешла в руки буржуазии»; произошли существенные изменения в политическом режиме страны, в частности, на протяжении многих лет правящей партией стала Республиканская партия.

Республиканская партия получила большинство мест в Палате Представителей Конгресса США еще к 1854 г.

До Гражданской войны из 72-х лет, прошедших от правления Дж. Вашингтона до правления А. Линкольна, в течение 50-ти лет пост Президента США занимали южане. В течение 32-х лет между вступлением в должность Президента Э. Джексона и инаугурацией Линкольна Демократы контролировали пост Президента и Сенат на протяжении 24-х лет, Палату Представителей на протяжении 22-х лет, Верховный Суд США на протяжении 26-ти лет. Исполнительная власть перешла к буржуазии в 1860 г. Однако избрание Президентом Республиканца А. Линкольна, как известно, раскололо страну, что закончилось Гражданской войной. После войны политический строй коренным образом изменился. У власти в течение длительного периода пребывала Республиканская партия; сохранив президентскую власть, промышленники Севера еще более усилили свой контроль над федеральными органами власти в целом. К представителям буржуазии отошло и подавляющее большинство в 2/3 голосов в Сенате.

«Начавшаяся еще до 1861 г. партийная перегруппировка... завершается... в период Реконструкции, когда и происходит возрождение двухпартийной системы США на основе тандема республиканцы - демократы». Именно в период Реконструкции окончательно складывается новая двухпартийная система, новый двухпартийный механизм в США.

В.А. Савельев отмечает, что «угроза раскола союза штатов и гражданская война... поставили политическую элиту перед необходимостью централизации власти в руках президента». Создание более централизованного государства, ставшее одним из важнейших итогов Гражданской войны, привело к ряду перемен в государственном механизме, которые выразились в тенденциях к концентрации государственной власти, к усилению федеральных, прежде всего исполнительных, органов власти, бюрократизации государственного аппарата. В условиях стремительных социальных перемен, глубоко воздействовавших на структуру американского общества, замедленно реагирующий на них государственный аппарат все менее отвечал задачам эффективного управления. Возникла проблема дальнейшего совершенствования государственного механизма США. Потребность в придании государственному аппарату необходимой мобильности привела к созданию новых административных органов. Концентрация государственной власти, эволюция института президентской власти шли, преимущественно, по линии расширения прав Президента, что вело к закреплению определенного преобладания исполнительной власти над законодательной; «однако... принцип разделения властей.., не переставал действовать».

Все возрастающее влияние федеральных структур исполнительной власти в делах центра и штатов было результатом учреждения новых правительственных органов административно-исполнительного назначения и роста профессионального корпуса чиновничества. Чиновничья-бюрократическая машина приобрела еще более важное значение в осуществлении президентской власти. Усиление государственной машины в период тенденции развития монополистической экономики капитализма нужно рассматривать в целом как позитивный, прогрессивный процесс, отвечавший объективным требованиям времени.

Для успешного решения все расширяющихся задач по обеспечению новых условий для быстрого развития производительных сил, для беспрецедентных темпов развития капитализма в период превращения США в страну монополистического капитала возникла необходимость в более совершенном административном аппарате. С окончанием Гражданской войны общая тенденция к усилению централизации сказалась в местном управлении. Постоянно шло увеличение федерального аппарата, бюрократический аппарат разросся еще в годы Гражданской войны, а к ее концу на федеральном уровне существовало около 100 тыс. должностей, замещаемых Президентом. Неуклонное увеличение численности бюрократического аппарата стало одной из устойчивых тенденций государственного развития США.

Процесс трансформации государственного управления сопровождался появлением новых центральных федеральных ведомств: были учреждены Бюро внутренних доходов. Департамент земледелия в 1862 г., Бюро образования в 1867 г.. Министерство юстиции в 1870 г.. Министерство связи в 1872 г.

Специфической чертой бюрократического государственного аппарата США была относительная незавершенность министерской системы, карательных служб и военных ведомств, размытость их функций. При этом следует отметить усиление роли и значения аппарата политических партий - несмотря на то, что для Республиканской и Демократической партий США «было характерно отсутствие официального членства» - в системе государственного механизма.

Приход Республиканцев к власти в 1860 г. положил начало новому этапу в партийно-политической истории США. Поражение Юга дало решительный перевес республиканцам. Победа буржуазии в Гражданской войне и ее борьба за сохранение и упрочение Федерации привели к тому, что Республиканская партия, вобравшая в себя все антирабовладельческие силы, - более полувека (с незначительными перерывами) удерживала государственную власть в своих руках. Именно в исследуемый период оформилась американская двухпартийная система в классическом варианте.

«Восстановление Союза США на новой, чисто буржуазной основе при сильной централизации всего государственного аппарата и решительном преобладании суверенитета центрального правительства над суверенитетом отдельных штатов», свержение политического господства рабовладельцев и утверждение господства буржуазии в общенациональном масштабе создали благоприятные условия для бурного развития производительных сил США.

До Гражданской войны 1861-1865 гг. «в рамках единого капиталистического способа производства в США сосуществовали система рабства и система наемного труда». Решив в буржуазном духе основные вопросы социально-экономического развития страны (образование многомиллионного фермерского хозяйства в результате применения Гомстед-Акта; дальнейшее развитие буржуазной демократии: введение всеобщего мужского избирательного права, предоставление прав граждан США неграм). Гражданская война упразднила препятствия на пути прогресса капитализма в стране и произвела революцию в обществе. Ликвидация рабства означала наступление новой эры в американской экономике. Укрепление федерации способствовало превращению Соединенных Штатов Америки в ведущую державу мира. Переход к индустриальному капитализму, монополистическому хозяйству дали импульс перестройке всего американского общества.

Рабское плантационное хозяйство было ликвидировано; рабство как система в США было отменено. Освобождение негров и конфискация, пусть и частичная, имущества бывших мятежников (или продажа его за долги - только в штате Миссисипи из-за неуплаты налогов «с молотка» было продано почти 6 млн. акров земли) подорвали экономическую основу могущества плантаторов.

Вся экономика южных штатов была потрясена и подверглась переустройству. Подавляющее большинство промышленных предприятий было разрушено. Большая часть железных дорог обанкротилась. Банки и страховые компании терпели крах. Сельское хозяйство пребывало в крайне тяжелом состоянии. Цены на землю упали катастрофически (например, участки, стоившие до войны 100 долларов за акр, теперь продавались по 5 долларов). За десять лет с 1860 по 1870 гг. реальная стоимость всей собственности в одиннадцати Штатах Юга снизилась с 5-ти до 3-х млрд. долларов. Но крупное землевладение в южных штатах сохранилось и после Реконструкции. Однако, если раньше имело место противостояние бывших плантаторов и промышленно-банковского капитала, то теперь установился их союз.

Бурному росту капитализма в США после Гражданской войны способствовал ряд объективных и субъективных факторов. Предпосылками для более ускоренных темпов развития капиталистических отношений в США по сравнению с другими странами являлись:

— наличие значительного фонда «свободных земель» и раздача гомстедов;

— слом системы рабовладения - главного тормоза развития капитализма;

— сопровождавшееся широкомасштабным строительством железных дорог быстрое заселение Запада, которое, наряду со стремлением приблизить производственные предприятия к источникам сырья, определяло постепенное распространение промышленности, ранее сконцентрированной в Новой Англии и Средних Атлантических штатах, на Тихоокеанское побережье, на Запад.

Быстрому росту капитализма в США содействовали также сосредоточение богатейших запасов природных ресурсов, полезных ископаемых, возможность для американской буржуазии аккумулировать финансовые капиталы ведущих европейских держав, регулярный приток дополнительной дешевой рабочей силы вследствие иммиграции; внедрение новейших технических достижений в промышленности и сельском хозяйстве, в котором, несмотря на иммиграцию, рабочих рук все равно не хватало.

Возникшие в США после Гражданской войны принципиально новые реалии вылились в беспрецедентный в мировой истории рост промышленного производства. Концентрация и централизация в сфере промышленного производства и в области банковского дела привели к резкому повороту от старого к новому капитализму, к появлению, развитию и господству финансово-монополистического капитала. В результате в 70-е гг. XIX столетия в США произошла промышленная революция; с четвертого места в иерархии наиболее экономически мощных государств, занимаемого Соединенными Штатами в 1860 г., они уже к 1894 г. совершили прорыв на первое, став к концу века передовой, высокоразвитой индустриально-аграрной державой.

Превращение США из аграрной в индустриально-аграрную страну шло на фоне утверждения в сельском хозяйстве пути развития, в основе которого лежало развитие фермерского капиталистического хозяйства. Эта тенденция развития сельского хозяйства наметилась еще до Гражданской войны, но она имела место лишь в отдельных регионах - на Западе и частично в северо-восточных штатах. Если на первых порах становление машинного производства сопровождалось распространением плантационно-рабовладельческой системы на территории Юга и Юго-Запада, то на последующих ступенях своей эволюции капиталистические производство и система труда и рабство стали абсолютно несовместимы. До уничтожения рабства потенциальная возможность интенсивного развития сельского хозяйства по «фермерскому пути» в национальном масштабе была нереальной. Крушение рабовладения в США - не только как системы экономических отношений, но и как системы мировоззренческих и духовных ценностей - одновременно было победой «фермерского» пути развития капитализма в сельском хозяйстве. «Победа в целом фермерского пути развития капитализма в сельском хозяйстве США открыла возможности бурного роста производительных сил». Победа «фермерского» пути развития капитализма в сельском хозяйстве явилась, несомненно, третьим главным - после восстановления Союза, упрочения федерации и запрещения рабства - результатом американской буржуазно-демократической революции.

www.jourclub.ru

67. Общая характеристика политических режимов в латиноамериканских государствах хх века.

Латиноамериканские государства в первые десяти­летия XX в. Вступление латиноамериканских государств в XX в. происходило в условиях, когда их социально-эконо­мические и национально-этнические структуры, мало из­менившиеся после завоевания независимости, несли в себе многие черты прошлого. Латифундизм и клерикализм не были подорваны, а процессы этнической интеграции и национальной консолидации не завершились. Но развитие ка­питализма привело в XX в. к росту социальной и политиче­ской мобильности населения в латиноамериканских респуб­ликах, к утрате земельной олигархией и клерикалами мо­нополии на власть. К руководству государством все чаще приходят представители национальной буржуазии, прежде всего ее верхушки. Постепенно увеличивалась активность политической жизни средних и беднейших слоев общества. В XX в. в экономике и политике латиноамериканских рес­публик значительно возрастает роль иностранного капита­ла.

С начала XX в. постепенно преодолевается известный изоляционизм, присущий латиноамериканским государст­вам в XIX в. Они все более втягиваются в мировые хозяйст­венные связи, в общий процесс развития цивилизации. В результате этого процесса ключевые позиции в экономи­ке латиноамериканских стран заняли не национальные пред­приниматели, а иностранцы. До первой мировой войны ве­дущую роль играли здесь английские компании. После пер­вой мировой войны США, опираясь на сформулированную еще в XIX в. президентом Монро доктрину: "Америка для американцев", постепенно начинают теснить своих тради­ционных конкурентов. Американский капитал не только доминировал в важнейших отраслях промышленности и торговли стран Латинской Америки, но и приобрел здесь крупные земельные владения. Господство иностранных ком­паний вело к деформированному развитию национальной экономики, к искусственной поддержке латифундизма, к консервации антидемократических государственных и пра­вовых институтов.

Правящие круги США в начале XX в. с помощью "ди­пломатии доллара" и политики "большой дубинки" усили­вали свое политическое и военное давление на правитель­ства латиноамериканских республик, открыто вмешивались в их внутренние дела. Правительство США под предлогом защиты жизни и интересов американских граждан все чаще начинает посылать морскую пехоту в различные латино­американские государства с целью поддержать проамери­канские диктаторские режимы (интервенции на Кубе, в Панаме, Доминиканской Республике, Никарагуа, Гондура­се). С помощью экономического давления и военной силы правительство США неоднократно навязывало латиноамериканским республикам договоры, которые грубо наруша­ли их суверенитет и нормы международного права. США неоднократно оказывали нажим на латиноамериканские страны с целью закрепления за американскими компания­ми льгот по аграрному, налоговому и горному законодательству этих стран.

Таким образом, иностранный капитал, крупная нацио­нальная буржуазия и земельная олигархия составляли ту основную силу, которая стояла на пути социального про­гресса и демократических преобразований. В XX в. за мно­гочисленными путчами и военными переворотами скрыва­лись интересы не только местных олигархических кругов, но и иностранных компаний, соперничающих между собой за влияние на континенте. В Гаити, например, в 1908- 1915 гг. правительства сменялись 7 раз и получили назва­ние "однодневки". Республика была опутана французски­ми, германскими и американскими займами и подвергалась постоянному шантажу. В 1915 г. США оккупировали Гаити под предлогом "защиты безопасности и собственности аме­риканских граждан" и с целью "помочь гаитянам создать прочное правительство".

В Доминиканской Республике в начале XX в. шла бес­прерывная смена президентов-каудильо. Они были не в со­стоянии платить проценты по иностранным займам. В 1911 г. в республике произошло антиамериканское восстание, вызван­ное раздачей американским сахарным компаниям крупных земельных угодий. Опасаясь за судьбу американских капи­талов, правительство США в 1915 г. послало в Доминиканскую Республику морскую пехоту и фактически управляла этой страной до 1924 г.

Ожесточенная борьба за власть между каудильо, за спиной которых стояли различные олигархические и проимпериалистические группировки, проходила и в других латиноамериканских республиках. Отдельные диктаторы в начале XX в. по своей жестокости и бесцеремонности в обращении с конституциями намного превзошли каудильо XIX в. Так, X. Гомес, захвативший в 1908 г. власть в Венесуэле, правил до 1935 г. В стране установилась свирепая диктату­ра, Гомес не считал себя связанным судебной процедурой и расстреливал людей только на основе того, что "читал их мысли".

Жестокую диктатуру установил в Гватемале Э. Кабрера, захвативший власть еще в 1889 г. и удерживавший ее 22 года. Система доносов и подслушивании была в это время столь развита, что Гватемалу называли страной, где "стены имеют уши". В 1920 г. палата депутатов осмелилась при­знать диктатора "душевно больным", но он посадил в тюрь­му строптивых депутатов. Лишь народное восстание сверг­ло кровавого диктатора.

В начале XX в. более быстрое развитие капитализма повлекло за собой появление ростков нового в политиче­ских системах латиноамериканских стран. Возникают проф­союзы, крестьянские объединения, общедемократические движения. Подрывается монополия "исторических партий" - консерваторов и либералов, начинается постепенный пере­ход к многопартийной системе. Возникают новые политиче­ские партии. В 1904 г. впервые в истории Америки на выбо­рах в конгресс Аргентины был избран депутат-социалист. В ряде стран так называемого южного конуса по типу фран­цузских радикалов возникают радикальные или радикаль­но-гражданские партии (Чили, Аргентина и т. д.).

Реформистски настроенные лидеры этих партий, вос­пользовавшись коротким пребыванием у власти, предпри­няли попытки осуществить ряд экономических и социаль­ных преобразований, заложить фундамент политической демократии. Так, в результате борьбы радикалов в Арген­тине во время первой мировой войны был принят закон, по которому право голоса получили все граждане, достигшие 18 лет. Такого не знало еще избирательное право передо­вых государств Запада. Для того чтобы преодолеть пассив­ность и абсентеизм избирателей, самому голосованию при­давался обязательный характер. На выборах делалась от­метка в паспорте голосующих. Эта мера на практике оказа­лась утопичной, но радикалы рассчитывали таким образом обеспечить участие более широких слоев населения на вы­борах и укрепить свои политические позиции. В Уругвае президент Батлье, пытаясь внести элементы демократиза­ции в политическую жизнь, ввел тайное голосование, позволившее в какой-то мере ослабить характерное для стра­ны, как и для всей Латинской Америки, неприкрытое дав­ление государственных властей на избирателей. Было введено также пропорциональное представительство всех пар­тий. Впервые на американском континенте в Уругвае было принято законодательство об отмене смертной казни.

Одновременно правительство Батлье осуществило ряд мероприятий по развитию государственного сектора в эко­номике страны. В 1911-1915 гг. в Уругвае были национали­зированы железные дороги, городской транспорт, некото­рые банки, страховое дело, доки, предприятия по производ­ству и продаже горючего. Правительство ввело систему про­текционистских тарифов для защиты национальной промыш­ленности, способствовало развитию народного образования, провело декрет об отделении церкви от государства.

Под влиянием рабочего движения в Уругвае было при­нято самое передовое для того времени социальное и рабо­чее законодательство (закон о 8-часовом рабочем дне, о пен­сиях по старости, о минимуме заработной платы). Этот ра­дикальный реформизм встретил яростное сопротивление традиционных правящих сил, а также и иностранного ка­питала. Именно они добились отмены указанного выше за­конодательства и отстранения от власти самих реформато­ров.

Но в целом с началом XX в. в Латинской Америке уси­лились выступления широких масс населения против авто­ритарных режимов и продажных диктаторов.

studfiles.net

Политическая система США

Политическая система США

Соединённые Штаты Америки — федеративная республика, состоящая из 50 штатов и федерального округа Колумбия.

Конституция США

Политическая система США определена в принятой в 1787 году Конституции, а также в поправках к Конституции и в других законах. Конституция передает полномочия для осуществления государственной власти Федеральному правительству США. В Конституции США заложен принцип разделения властей, по которому Федеральное правительство состоит из законодательных, исполнительных и судебных органов, действующих отдельно друг от друга. На данный момент Конституция состоит из преамбулы, в которой выделены 85 основных целей принятия Конституции, 7 статей и 27 поправок (первые 10 из которых формируют Билль о правах).

Законодательная ветвь власти

Высший орган законодательной власти — двухпалатный парламент — Конгресс США: Палата представителей США и Сенат США.

Каждый штат имеет ровно двух представителей в Сенате (сенаторов). Количество представителей в Палате представителей от каждого штата определяется каждые 10 лет в зависимости от численности населения каждого штата (чем больше население — тем больше представителей). Каждый штат имеет хотя бы одного представителя, независимо от численности населения.

Сенаторы избираются на шестилетний срок, каждые два года представители на двухлетний. И сенаторы, и представители могут переизбираться неограниченное количество раз.

Судебная власть

Высшей судебной инстанцией США является Верховный суд. Теоретически, его компетенция строго ограничена Конституцией США (Статья III, секция 2[1]). Так, в компетенцию верховного суда входят дела, возникающие на основе Конституции, законов, принятых Конгрессом Соединённых Штатов и международных договоров. Суд также может рассматривать дела, касающиеся послов, адмиралтейства и морской юрисдикции. Дополнительно суд может рассматривать дела, в которых одной из сторон являются Соединённые Штаты; дела между двумя или более штатами; дела между каким-либо штатом и гражданами другого штата, между гражданами различных штатов и стран. Фактически, Верховный суд обладает громадной властью, так как его решения могут официально признать недействительными любые законы и указы президента и могут быть пересмотрены только принятием поправки кконституции. Кроме того, члены суда избираются пожизненно (за исключением крайне редких случаев импичмента) и практически не могут быть подвержены политическому давлению со стороны президента, конгресса или избирателей. В суде 9 членов, председатель его — главный судья Верховного суда США — обладает небольшими дополнительными полномочиями. Члены суда (а также кандидат на должность главного судьи, даже если он уже член суда) номинируются президентом и утверждаются сенатом.

Как правило, сенат признаёт право президента номинировать судью тех же взглядов, что и сам президент, даже если сенат контролируется оппозицией. Однако в этом случае кандидат должен придерживаться в основном центристских взглядов, по крайней мере публично. Это право президента является одним из основных аргументов, которые избиратели называют как причину того, что они голосовали за лично неприятного им (но идеологически правильного) кандидата в президенты.

Власть верховного суда ограничена тем, что в большинстве случаев суд может рассматривать только апелляции к судебным искам. Это означает, в частности, что для того, чтобы Верховный суд признал закон неконституционным, кто-либо, чьи права ущемлены данным законом, должен подать в суд на федеральное правительство и иск должен пройти все необходимые инстанции.

Исполнительная ветвь власти

Президент США — глава государства, правительства, главнокомандующий вооруженными силами.

Президент США избирается на четырёхлетний срок, причём может занимать этот пост не более чем два срока (согласно 22-й поправке к Конституции США, принятой в 1951 году).

Президент и вице-президент избираются посредством непрямых (двухступенчатых) выборов с помощью коллегии выборщиков.

Президенты США

В январе 2009 года место президента занял Барак Обама, победивший на президентских выборах 2008 года.

Полномочия президента США:

  • верховный главнокомандующий вооружёнными силами США,

  • верховный представитель страны на международной арене,

  • назначение федеральных судей, включая членов Верховного суда, послов, и высших должностных лиц аппарата исполнительной власти

  • созыв чрезвычайных сессий конгресса,

  • помилование лиц, осуждённых по федеральным законам,

  • чрезвычайные полномочия в кризисных внутренних и внешних ситуациях,

  • формирование законодательной программы администрации (послания конгрессу),

  • представление бюджета конгрессу,

  • издание президентских приказов, имеющих силу закона. и т. д.

Предварительные выборы (Праймериз)

Праймериз — процедура предварительных выборов для претендентов на выборные должности в сфере законодательной и исполнительной власти США.

В США организацией предвыборной борьбы занимаются партии. Они обладают опытом, аппаратом, финансами, связями и всем необходимым для продвижения своих кандидатов. Поэтому, для того, чтобы иметь реальные шансы выиграть выборы, кандидат как правило должен быть поддержан одной из двух основных партий. Иногда успеха добиваются и независимые кандидаты, но это происходит редко. За поддержку партий, особенно таких влиятельных, как республиканская и демократическая, при выдвижении на выборные посты обычно борются несколько претендентов. Для их демократического выбора были созданы праймериз.

По сравнению с Европой и некоторыми другими странами идеологическая составляющая партий выражена гораздо слабее.

Вместе с тем, для некоторых групп избирателей личная кандидатура кандидата не играет большой роли — в первую очередь важна партия, к которой он принадлежит. В штатах, где традиционно доминирует одна партия, кандидат, победивший на первичных выборах этой партии, практически гарантированно побеждает и на основных выборах, и именно на праймериз в этих штатах развертывается серьёзная борьба между основными кандидатами.

Первым штатом, принявшим закон о праймериз, стал Висконсин (1903). До того, как система праймериз утвердилась в стране, кандидаты отбирались на партийных съездах.

Праймериз, фактически, возникли как реакция избирателей на попытки партийных руководителей вывести процесс выдвижения кандидатов из-под контроля рядовых членов партий.

К 1927 году уже все штаты приняли законы об обязательном проведении таких выборов. Праймериз используются для отбора кандидатов на местных выборах, а также для выдвижения кандидатов в Сенат и Палату представителей Конгресса США и Конгрессов штатов.

Законы штатов определяют, имеют ли право участвовать в праймериз только зарегистрированные члены партии (закрытые праймериз) или все избиратели (открытые праймериз).

Выдвижение кандидатов в президенты проводится на партийных съездах, но с 1968 года съезды не избирают, а фактически лишь утверждают кандидатуру лидера, которого поддержало большинство членов партии на праймериз.

Штаты

На данный момент в составе США насчитывается 50 штатов, последние два из которых были приняты в состав этой страны в 1959 году (Аляска и Гавайи).

Каждый штат имеет свою Конституцию, Законодательное собрание, губернатора, верховный суд и столицу. Административное деление штатов прописано в их конституциях. Так же как и Конгресс, законодательные собрания штатов являются двухпалатными (кроме Небраски), и, в большинстве штатов, созданы по образцу Конгресса США. Также по образцу федерального конгресса, нижняя палата обычно называется палатой представителей, а верхняя сенатом. В ряде штатов нижние палаты именуются также генеральными ассамблеями либо палатами делегатов.

Как правило, законодательное собрание штата избирается на двухлетний срок; конкретная его продолжительность и численность палат сильно разнятся от штата к штату.

Порядок формирования ветвей власти в штатах во многом аналогичен федеральному, за исключением судебной власти. В 8 штатах верховные судьи назначаются губернатором, в 4 — избираются законодательным собранием штата.

Вместе с тем в 16 штатах верховные судьи не назначаются, а избираются на длительный срок на беспартийных выборах, в 7 — на партийных выборах. Кроме того, 15 штатов следуют «плану Миссури» (en:Missouri Plan), в соответствии с которым кандидатуры верховных судей составляются особой комиссией, и утверждаются губернатором. Эта комиссия состоит частично из профессиональных юристов, членов коллегии адвокатов, частично из граждан, отобранных губернатором. В 3 штатах «план Миссури» модифицирован.

Конкретная продолжительность срока и количество верховных судей меняется от штата к штату в соответствии с местной конституцией.

Во главе каждого штата стоит губернатор, избираемый населением штата. В большинстве штатов губернатор может избираться не более чем на два четырёхлетних срока (количество сроков не ограничивается в штатах Коннектикут, Айдахо, Иллинойс, Айова, Массачусетс, Миннесота, Нью-Хемпшир, Нью-Йорк, Северная Дакота, Техас, Юта, Вермонт, Вашингтон и Висконсин). На текущий момент рекордсменом по продолжительности службы можно считать действующего губернатора штата Техас Рика Перри, избранного на этот пост ещё в 2000 году.

Параллельно избирается вице-губернатор (lieutenant governor), который может принадлежать к другой политической партии. В штатах Аризона, Мэйн, Нью-Хемпшир, Орегон, Теннеси, Западная Вирджиния и Вайоминг местные конституции должностей вице-губернатора не предусматривают, и соответствующие функции возлагаются на президента сената штата. Кроме того, в штатах Теннесси и Западная Вирджиния вице-губернаторы выбираются сенатом штата.

Основа построения государственной системы в США заключается в том, что она строится от штатов к федерации, а не наоборот, и каждый штат обладает полным суверенитетом на своей территории, за исключением того, что было передано федеральному правительству. Поэтому штаты принимают свои законы и имеют свои налоги, а конституции многих штатов гораздо длиннее и подробнее, чем Конституция США. Однако Конституция и законы штатов не должны противоречить Конституции США.

Таким образом, законодательство США имеет два основных уровня: уровень штата и федеральный. Согласно статистике, ежегодно в судах штатов рассматривается до 27.5 млн дел, тогда как в федеральных судах — только 280 тыс. Общее количество уровней судебной власти отличается от штата к штату. В частности, штат Техас насчитывает 5 уровней судов (мировые судьи, муниципальные суды, суды графств, суды округов и апелляционные суды), причём штат имеет одновременно две высшие апелляционные инстанции — верховный суд штата Техас и суд по уголовным апелляциям штата Техас.

В некоторых штатах проводятся референдумы.

В Луизиане действует романо-германское право, в то время как в остальных штатах английское (Общее право).

К компетенции штатов относится все, кроме того, что было передано в ведение федерального правительства. В ведении федерального правительства находятся такие области какобразование, в том числе финансирование государственных школ и вузов и управлени ими, строительство транспортной инфраструктуры, выдача лицензий предпринимателям и специалистам, обеспечение общественного порядка и уголовного правосудия, выдача водительских прав и разрешений на заключение брака, надзор над финансируемыми государством больницами и домами престарелых, управление парками, надзор над выборами (включая федеральные выборы), руководство национальной гвардией штата. В большинстве штатов бюджеты обязаны быть сбалансированными, за исключением особых ситуаций, перечисленных в Конституции штата.

Наиболее типичными административными единицами штатов являются округа и города. Эти районы также имеют свои уставы, законодательные, судебные и исполнительные органы власти, которые формируются через выборы. Хотя каждый из органов самоуправления относительно невелик по размеру, их суммарное количество таково, что из полумиллиона выборных должностных лиц в США менее 8,500 относятся к федеральному и региональному уровню. Остальные работают в местных органах самоуправления. Во многих округахшериф, прокурор, судья, мировой судья, судебно-медицинский эксперт, глава налоговой службы и ревизор являются выборными должностями. В городах избираются муниципальные советы и мэры. В некоторых округах и городах высшие полномочия исполнительной власти сосредоточены в руках профессионального управляющего, которого назначают (то есть, нанимают) представительные органы самоуправления.

Наряду с округами и городами существуют специальные территориально-административные единицы штатов, которые отвечают за водообеспечение, экономию воды и природных ресурсов, пожарную безопасность, помощь при чрезвычайных ситуациях, транспорт и которые финансируются за счёт отдельных налогов. Их руководство в одних случаях избирается, в других назначается властями штата. Управление государственными школами осуществляют советы по образованию соответствующего школьного округа, которые состоят либо из выборных лиц, либо из опекунов.

В 33 из 50 штатов столица находится не в самом населённом городе. Так, столица штата Калифорния находится не в Лос-Анджелесе, а в Сакраменто, а столица штата Нью-Йорк — в городе Олбани.

Партии

Политика США представляет собой яркий пример двухпартийной системы с середины XIX века. В политической жизни США участвуют Республиканская партия США, Демократическая партия США, а также различные менее влиятельные федеральные и региональные партии.

Две основные партии контролируют как Конгресс Соединённых Штатов, так и Законодательные собрания всех штатов. Также демократы и республиканцы выигрывают президентские выборы и в большинстве случаев выборы губернаторов штатов и мэров городов. Третьи партии лишь время от времени добиваются небольшого представительства на уровне федерации и штатов, чаще всего не имея возможности реально влиять на политику даже на местном уровне.

Только в некоторых штатах существуют партии, пользующиеся реальным влиянием на региональную политику (например, Вермонтская прогрессивная партия), а также имеют некоторые шансы на региональном и федеральном уровнях независимые кандидаты. В нынешнем 113 Конгрессе заседают два независимых сенатора, независимых членов Палаты Представителей нет.

Третьи партии, а также независимые кандидаты, были и остаются повторяющейся характерной, но в основном маловлиятельной силой в американской выборной жизни. Практически все третьи силы федерального уровня имели тенденцию преуспевать в период всего одних выборов, а затем погибать, сходить на нет или быть поглощенными одной из основных партий.

На президентских выборах с начала XX века маловлиятельные и в основном недолгоживущие «третьи» партии и силы лишь эпизодически добивались хотя бы относительно значительных результатов: второе место, 27 % и 88 выборщиков в 1912 (Прогрессивная партия), 19 % и 0 выборщиков в 1992 (независимый Росс Перо), 17 % и 23 выборщиков в 1924(Прогрессивная партия), 14 % и 46 выборщиков в 1968 (Независимая партия).

Однако есть свидетельства того, что эти партии могут оказывать серьёзное воздействие на результаты выборов. Так, например, выдвижение в 1912 году Теодора Рузвельта кандидатом от третьей партии (Прогрессивная партия) в период раскола в Республиканской партии отняло голоса у республиканцев и тем самым позволило демократу Вудро Вильсону быть избранным, хотя он и не набрал большинства голосов избирателей. А на выборах 1992 года так же не набравший большинства голосов демократ Билл Клинтон опередил республиканского конкурента во многом благодарю наличию сильного третьего независимого кандидата Росса Перо.

1910-е годы были временами конца т.н. «Четвёртой партийной системы» и «Прогрессивной эры» (англ. Progressive Era) и отличались высокой социальной активностью[2], а также их можно назвать кризисом двухпартийной системы США. «Кризис двухпартийной системы выразился в том, что кандидат третьей, прогрессивной партии Теодор Рузвельт получил на выборах больше голосов, чем одна из партий двухпартийной системы (республиканская), крайне редкий в американской политической практике случай». Но уже очень скоро оказавшаяся на выборах 1912 года второй (27 % против 42 % и 23 %) Прогрессивная партия вновь вошла в состав Республиканской.

Также начало ХХ века дало шанс стать реальной третьей силой в партийной системе США социалистической партии. На тех же выборах 1912 года, а также на выборах 1920 годахСоциалистическая партия добилась своего крупнейшего успеха, когда за неё голосовало около 1 млн избирателей, включившая в предвыборную программу наиболее широкий спектр демократических требований». Но раскололась во время Первой мировой войны.

Начиная с 90-ых годов XX века, опросы общественного мнения постоянно показывали высокий уровень поддержки со стороны населения концепции третьей партии, но не какой-либо одной из существующих третьих партий. На президентских выборах 1992 года олицетворявший идею третьей силы, независимый кандидат Росс Перо получил наивысший после 1912 года результат (около 19 % голосов). В период подготовки к выборам 2000 года, по данным одного из опросов, 67 % американцев выступали за наличие какой-либо сильной третьей партии, которая выдвигала бы своих кандидатов в президенты и на выборные должности в Конгрессе и штатах с целью соперничества с кандидатами Республиканской и Демократической партий.

Несмотря на различные проявления потенциальной поддержки третьей партии, есть серьёзные препятствия на пути избрания президентом кандидата от третьей партии. Помимо уже отмеченных самым значительным препятствием является опасение избирателей по поводу того, что они напрасно потеряют свои голоса. Как показывает практика, избиратели прибегают к стратегическому голосованию, меняя свое первоначальное решение и отдавая свои голоса тем, кому бы им хотелось отдать их, когда понимают, что у кандидата от третьей партии нет шансов на победу. Существует и такое явление, как голосование за кандидатов третьих партий в качестве протеста.

Кроме того, в случае победы на президентских выборах кандидаты третьих партий и независимые кандидаты столкнулись бы потом с обескураживающей их проблемой. Ею, конечно, является проблема управления – кадрового обеспечения администрации, а затем работы с Конгрессом, где господствующее положение занимают республиканцы и демократы, у которых были бы лишь ограниченные стимулы сотрудничать с президентом, представляющим не основную партию.

studfiles.net

США В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ

Тема 26: США В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ

Цель работы:

  •  Показать развитие капитализма в США в ХХ в.;
  •  Объяснить эволюцию государства в новейшее время;

Вопросы:

1. Развитие государственно-монополистического капитализма в США.

2. «Новый курс» Ф. Рузвельта и его последователей.

3. Основные изменения в Госстрое и законодательстве США.

4. Изменения в политическом режиме страны.

1. Развитие государственно-монополистического капитализма в США.

В новейшей истории США как структурные, так и функциональные изменения в госаппарате, в характере, основных направлениях его деятельности были связаны главным образом с развитием государственно-монополистического капитализма, ускорившегося особенно в годы первой мировой войны.

Участие США в первой мировой войне потребовало расширения госконтроля над производством, создания единого центра по руководству военными предприятиями, транспортом, средствами связи, снабжения населения и армии продовольствием и пр., усиления власти президента, введения чрезвычайного законодательства, создания ряда административных военно-регулирующих госорганов и т. д.

Регулирующий военно-административный аппарат включал военно-промышленное управление, военно-трудовое управление, управление военно-трудовой политики с определением функций и задач каждого из них.

Ускорению развития государственно-монополистического капитализма способствовал острейший экономический и политический кризис 30-х гг., заставивший американское общество найти пути регулирования общественных процессов на базе стабильного роста производства и социальных компромиссов.

2. «Новый курс» Ф.Рузвельта и его  последователей.

Мировой экономический кризис 1929–1933 гг. с особой силой поразил США, резко сократил объем производства, привел к расстройству финансов, вызвал повсеместное разорение и банкротство промышленных, торговых, финансовых фирм, массовую безработицу.

Первые попытки остановить волну банкротства путем госкредитования с созданием специальных кредитно-финансовых органов были приняты в начале 1932 г., которые, однако, не увенчались успехом.

Весной 1933 г. на пост президента вступил представитель демократической партии Ф. Рузвельт, принимавший радикальные меры для вывода страны из кризиса. Его антикризисные меры назывались «новым курсом». Экономическая политика «нового курса» была направлена на восстановление полностью расстроенной банковско-финансовой системы, путем предоставления широчайших полномочий президенту в финансовой сфере, установлением полного госконтроля над золотом, его добычей, производством и реализацией.

В середине 1933 г. был принят Закон о восстановлении промышленности (НИРА). Закон предусматривал самоограничение различных отраслей промышленности «кодексами частной конкуренции», которые фиксировали строго определенные нормы производства и сбыта продукции, устанавливали уровень торговых цен, условия коммерческого кредита и пр. Для решения проблемы стабилизации промышленности был создан специальный госорган–национальная администрация восстановления промышленности, одновременно решающая трудовые конфликты- и другие социальные вопросы рабочих. Было провозглашено право рабочих на создание профсоюзов, коллективный договор и обязанность предпринимателей соблюдать условия договора.

Аграрная политика «нового курса» воплотилась в Законе о регулировании сельского хозяйства (ААА), предусматривающем создание спецоргана по регулированию сельского хозяйства, призванного сбалансировать спрос и предложение на продукты сельского хозяйства, поднять на них цены путем сокращения посевных площадей всех фермеров с выплатой им компенсации за необработанные земли. Законом о рефинансировании фермерских долгов сокращены проценты по ипотечной задолженности фермеров, продлены сроки погашения долгов, предоставлен заем более чем в 2 млрд. дол.

Законом 1938 г. был усилен госконтроль за поступлением на рынок основных сельхозпродуктов, за поддержанием на них цен, хранением «излишков». Система правительственных мер была в конце концов поддержана и Верховным судом.

Социальная политика «нового курса» была направлена на борьбу с безработицей, оказанием помощи безработным денежными субсидиями, организацией финансируемых государством общественных работ, введением системы страхования по безработице и пенсионного обеспечения. Страховались престарелые, безработные и некоторые нетрудоспособные за исключением сельхозрабочих, домашних прислуг, госслужащих. "Однако уровень страховых выплат был крайне низок, пенсии по старости назначались с 65 лет, пособия по безработице выплачивались около 10 недель в год, не было гарантировано право рабочих на стачку, их требование принимать на работу лишь членов профсоюзов, ущемлялись их права.

В стране росло недовольство рабочих. Поэтому власти были вынуждены принять закон о трудовых отношениях (Закон Вагнера) в 1935 г. Этим Законом впервые в истории США провозглашены официально права профсоюзов и их законодательные гарантии. Закон содержал перечень прав рабочих, которые должны были уважать предприниматели при заключении трудовых договоров. Предпринимателям запрещалось вмешиваться в создание рабочих организаций, дискриминировать членов профсоюза при приеме на работу, отказываться от заключения коллективных договоров, с избранными представителями рабочих, признанными большинством рабочих, т. е. их профсоюзов.

Закон закреплял право рабочих на забастовку, но с разрешения или с ведома нового органа Национального управления по трудовым отношениям.

Политика «нового курса» в известной мере стабилизировала экономику и привела в целом к формированию как экономических, так и социально-политических основ ГМК в США в его буржуазно-реформистском варианте.

Вторая мировая война, милитаризация, научно-техническая революция способствовали складыванию целостной, постоянно действующей системы ГМК, госрегулированию экономики и социальных отношений, проведению активной политики в области бюджета и кредита, производства и занятости, спроса и предложения.

Наиболее активный период социального реформаторства падает после Рузвельта на 60-е гг., когда президентом – демократом Л. Джонсоном была провозглашена программа создания «великого общества», которая должна была снять социальную напряженность в стране, стимулировать развитие экономики путем соответствующего уровня потребления.

В центре этой программы лежала борьба с бедностью американских граждан, живущих ниже уровня бедности (36, 4 млн. чел., или около 20 процентов всего населения). К их числу отнесены цветные американцы, престарелые, не имеющая постоянной работы молодежь, низкоквалифицированные и сельскохозяйственные рабочие, многодетные семьи и семьи без отцов.

Законами, принятыми в 1964, 1965 и 1968 гг., в осуществлении этой программы, предусматривалось: проведение мероприятий по профессиональной подготовке и обучению безработной молодежи, создание начальных и средних школ, вузов, призванных способствовать повышению образовательного уровня малообеспеченной молодежи, развитие жилищного и городского строительства, оказание помощи малообеспеченным семьям в аренде квартир и финансировании строительства дешевых жилищ.

Но задача построения «великого общества» не была решена, что видно из официального сообщения о наличии в США в 1975 г. 8, 5 млн. полностью безработных.

Вместе с тем социальные программы привели к определенным изменениям общественных отношений, повышению социальной защищенности бедных слоев американского общества, возрастанию доли коллективных форм собственности, укреплению экономической независимости и правовой охраны личности, политической стабильности, в чем заинтересованы и богачи, и трудящиеся.

3. Основные изменения в Госстрое и законодательстве США.

Благодаря целому ряду исторических причин и социальным реформам и интеграции значительной части рабочих, фермеров, средних слоев городского населения, интеллигенции, негров и других расово-этнических меньшинств, разветвленному госаппарату США удается на протяжении длительного времени удерживаться у власти и приспосабливаться к новым условиям общественного развития.

Конституционная государственная структура, созданная более 200 лет назад, демонстрирует уникальную преемственность и способность удерживать определенную политическую устойчивость в высокоразвитой индустриальной сверхдержаве. Этому способствуют и неизменное нахождение у власти одной из двух буржуазных партий, и буржуазный парламентаризм, и политический плюрализм и позиция демократических сил страны.

Конституционное законодательство США последних семидесятилетий мало затронуло структуру конституционных органов госаппарата и их компетенцию и касалось главным образом президентской власти. Поправки XX (1933 г.), XXII (1951 г.), XXV (1967 г.) определили соответственно порядок вступления в должность президента, ввели ограничение времени пребывания на посту президента двумя сроками, предоставили право замещения должности президента при соответствующих обстоятельствах вице-президенту. Важное политическое значение имели реформы в избирательном праве, проведенные принятием трех поправок к конституции: XIX (1920 г.), XXIV (1964 г.), XXVI (1971 г.), которыми соответственно представлено избирательное право женщинам, отменено ограничение избирательного права на федеральных выборах в связи с неуплатой налога и снижен возрастной ценз до 18 лет. Эти поправки играли определенную положительную роль в демократизации избирательного права, хотя они не соблюдаются в ряде штатов, где имеются ценз оседлости от 30 дней до 1 года, ценз характера, огромные денежные затраты, финансовые взносы, менее демократичная мажоритарная система.

Более того в США очень долгое время имела место практика массового отстранения негров от участия в выборах, которая продолжалась вплоть до 50-х гг. XX в. Поэтому под напором мощного массового движения черных американцев было принято законодательство 50–60-х гг. против дискриминации. В 50-х гг. одним из главных требований оставалась отмена расовой сегрегации, в 60-х гг. – требования политического равенства и решения социально-экономических проблем. Законом 1957 г., дополненным в 1960 г., предусматривались некоторые правовые гарантии обеспечения избирательных прав негров созданием комиссии по гражданским правам, уполномоченной расследовать случаи лишения граждан США права голоса на основе «цвета кожи, расы, религии или национального происхождения» и установлением судебной ответственности за дискриминационную избирательную практику. В 1964 г. был принят закон о гражданских правах, формально ликвидировавший дискриминацию негров во всех сферах экономической и политической жизни, в школах, общественных местах и пр.

В 1965 г. в качестве радикальной меры был принят закон об избирательных правах, согласно которому применение специальных проверок (тестов), отсеивающих избирателей, могло быть приостановлено в любом штате судом или правительством федерации. Указанные законы имели положительный эффект.

При формальном уравнении прав цветных и белых американцев дискриминация национальных меньшинств в Америке остается распространенным явлением. Она продолжает иметь место среди черных, испаноязычных и американцев азиатского происхождения при выборах и при найме на работу. К началу 1989 г. безработица составила 4, 6 проц. среди белых и 11, 6 проц. среди черных американцев.

В октябре 1990 г. Президент Буш наложил вето на законопроект о гражданских правах, одобренный обеими палатами Конгресса, предусматривающий значительное усиление федеральной защиты национальных меньшинств при найме на работу, в частности предоставление денежной компенсации. Вето осталось в силе и: в последующий период.

Концентрация производства и капитала, усиление государственно-монополистического регулирования экономики и социальных отношений, рост милитаризации, влияния военно-промышленного комплекса обусловили централизацию госвласти и значительное расширение полномочий федеральных органов и прежде всего президента страны. В настоящее время американский президент выступает не только как глава государства, глава правительства, лидер одной из крупнейших политических партий, главнокомандующий, ведущий дипломат страны, но и как главное лицо, ответственное за управление страной в период кризисов, а также выступающий в качестве «арбитра» в регулировании отношений федерации и штатов и ведущего координатора экономической и социальной политики страны в целом. Для выполнения возложенных на президента ответственных обязанностей он создал при себе сеть федеральных исполнительных органов и регулирующих агентств, штат которых исчисляется тысячами работников высокой квалификации и высокой оплаты.

Расширена также компетенция федерального конгресса за счет законодательных и финансово-бюджетных полномочий в ущерб интересам штатов. Правда, в 80-х гг. республиканцами выдвигалась программа «нового федерализма» (возвращение штатам функций, «которые они могут осуществлять лучше»), рассчитанная на 1981 –1991 гг. и преследующая цель сократить федеральные расходы на экономические и социальные нужды и переложить их на штаты. Но она потерпела неудачу.

Укрепление исполнительного аппарата является закономерным явлением ГМК, связанным с расширением функций буржуазного государства в экономике, социальной сфере, науке и технике. Осуществление этих функций возлагается на ряд новых правительственных учреждений, в которых работают более 14 млн. служащих.

Президент непосредственно назначает около 1, 5 тыс. федеральных должностных лиц. Это –  госсекретарь, министерство финансов, торговли, труда, сельского хозяйства, обороны, юстиции, здравоохранения, социальных служб и др.

Для обеспечения большой оперативности, эффективности действий президента в различных областях экономики с 1939 г. при нем работает административный аппарат, именуемый Исполнительным управлением президента (ИУП), со штатными работниками более 1700 чел. ИУП включает аппарат президента (аппарат Белого дома), вице-президента и аппарат Совета национальной безопасности (СНБ) с их многочисленными местными органами. ИУП совместно с Пентагоном и ЦРУ осуществляет общее руководство средствами массовой информации, освещением внутренней и внешней политики, гигантской машиной внешнеполитической пропаганды.

Разветвленным аппаратом располагают СНБ, Пентагон (министерство обороны), Национальное управление по аэронавтике и исследованию космического пространства (НАСА), другие политические и разведывательные органы.

Чрезвычайно пестрыми являются полицейские органы США, что объясняется их федеральным устройством. Структура и компетенция этих органов различны в отдельных штатах и городах США и насчитывает около 40 тыс. полицейских органов со своими собственными правами и институтами.

Среди правоохранительных органов важное место занимает атторнейская служба, состоящая из федеральных, штатных и местных учреждений, не подчиняющихся друг другу. Они наделены правомочиями возбуждать уголовные дела, расследовать нарушения законов, поддерживать обвинение в суде, привлекать правонарушителей к уголовной ответственности. Они не имеют надзорных функций.

Назначает главу федеральной атторнейской службы – генерального атторнея – непосредственно президент с согласия Сената. Генатторней является главой целой системы федеральных органов, осуществляющих следственные, разведывательные, сыскные, прокурорские функции, политическим советником президента. Он руководит также министерством юстиции США.

Структура Минюста отражает основные направления его деятельности. Более половины его сотрудников (всего 0, 5 млн. чел.) связаны со следствием и оперативно-розыскной работой, сосредоточенной в таких его подразделениях, как Федеральное бюро расследований (ФБР), созданное в 1935 г.; Служба иммиграции и натурализации (СИН) перешедшая к Минюсту в 1940 г.; Администрация по применению закона о наркотиках, созданная в 1973 г.; Отдел внутренней безопасности, созданный в 1954 г. для борьбы с «коммунистической угрозой» и «шпионажем»; ЦРУ, созданное в 1947 г. для борьбы с «подрывными элементами», и многие другие.

4.Изменения в политическом режиме страны.

После победы Великой октябрьской революции в 1917 г. обострились социально-классовые противоречия в США. Антивоенные, антимонополистические движения американских рабочих развернулись широким размахом. Против рабочего и демократического движения был брошен широкий арсенал карательных средств. На уничтожение «красной заразы» и на пресечение «большевистской пропаганды», всякого рода радикализма была направлена деятельность Бюро расследования Минюста, созданного еще в 1916 г. (будущего ФБР), сенатской комиссии, созданной в 1919 г. По чрезвычайным законам военного времени 1917 и 1918 гг. сурово карались политические противники режима в подозрении в шпионаже, их зачисляли в разряд «иностранных агентов», «подрывных элементов», «саботажников, подрывающих оборону США». По закону 1919 г. о призыве к мятежу карались любые антиправительственные высказывания, пресекались революционная пропаганда и агитация. Компартия Америки была объявлена «подрывной организацией», защищающей большевистское правительство Советской России...

Ущемлением прав трудящихся, гонениями за инакомыслие, расширением реакционной деятельности репрессивно-полицейского аппарата были отмечены послевоенные 20–30-е и 40–50-е годы.

Закон Тафта-Хартли и Маккарэна-Вуда тоже является ярким проявлением наступления реакции на профсоюзы, рабочее движение и левые силы. Принятию закона Тафта-Хартли предшествовала довольно длительная борьба против закона Вагнера 1935 г., которым признавалось право рабочих на создание профсоюзов и участие последних в заключении трудовых соглашений с частными предпринимателями, в защите прав трудящихся. В борьбу за отмену этого закона сразу же включались антирузвельтовская реакционная организация «Американская лига свободы», крупные организации американского бизнеса: «Национальная ассоциация промышленников», «Торговая палата» и др. Противники закона Вагнера сначала требовали признания его неконституционным (до 1937 года), затем за пересмотр его конгрессом. За 10 лет было рассмотрено 200 соответствующих законопроектов. В 1947 г. такой пересмотр все же состоялся и был принят Закон Тафта-Хартли, действующий до сих пор.

Этот закон призван создать средства пресечения забастовок и предотвращения политизации профсоюзов. Закон запрещал некоторые виды забастовок, нарушающие условия контракта, забастовки госслужащих, стачки, «создающие национальные чрезвычайные положения», стачки солидарности и др. Допустимые формы забастовок оговаривались рядом условий: введением двухмесячного «охладительного периода», обязательным извещением предпринимателя о намерении провести забастовку, голосованием рабочих перед объявлением забастовки и пр.

На основе специального положения закона о «защите прав рабочих от профсоюзов» была значительно усилена правовая регламентация деятельности профсоюзов, в частности закон подробно регулировал порядок заключения коллективных договоров, рассматривал, каким условиям должен отвечать профсоюз, добивающийся права участия в коллективно-договорных отношениях, требовал от руководителей профсоюзов подписки о непричастности к деятельности Компартии, подачи ежегодных отчетов Минтруду о своих финансовых делах и пр. Профсоюзам было запрещено делать взносы в избирательные фонды лиц, добивающихся избрания на федеральные должности.

Споры между рабочими и предпринимателями должна была решать Федеральная служба посредничества и примирения путем встреч их представителей и коллективных переговоров.

Главная роль в деле проведения в жизнь положений закона отводилась Национальному управлению по трудовым отношениям и судам, имевшим право вынесения запретительных приказов в отношении незаконных забастовок, рассмотрения гражданских исков и уголовных дел, касающихся ложных показаний о непринадлежности к Компартии, политической деятельности профсоюзов и пр.

Закон предоставил большие права и президенту, который мог запретить стачку на 80 дней, если она «угрожала национальным интересам», мог обратиться в суд для вынесения судебного приказа о запрещении стачки, назначить арбитражную комиссию для рассмотрения трудовых конфликтов.

Антипрофсоюзная направленность Закона Тафта-Хартли была усилена Законом Лэндрама-Гриффина 1959 г., поставившего профсоюзы под еще больший контроль госорганов, получивших право контролировать проведение выборов в профсоюзные органы, определять размеры членских взносов, требовать представления в Минтруда отчетов, копий, уставов, постановлений профсоюзов и пр.

Главным направлением послевоенной антидемократической политики стало преследование Коммунистической партии США. Для разгрома ее широко использовали Закон Смита 1940 г. (Акт о регистрации иностранцев), согласно которому объявлялась преступной «пропаганда насильственного свержения правительства», всякое распространение идей марксизма стало приравниваться к «подстрекательству к мятежу».

В этот период создается постоянно действующая комиссия палаты представителей американского конгресса по расследованию антиамериканской деятельности, принимается серия антиконституционных президентских исполнительных приказов и антикоммунистических и антидемократических законов.

Центральное место среди них принадлежит Закону о внутренней безопасности 1950 г., получившему название по имени авторов - Закона Маккарэна-Вуда. Закон исходил из того, что коммунистические организации США создают «явную и реальную угрозу» общественному строю и «существованию свободных американских учреждений», будучи «подрывными», «преступными» организациями, направляемыми «коммунистической диктатурой иностранного государства». Вместе с тем закон устанавливал наказание в виде тюремного заключения на срок до 10 лет или штраф в 10 тыс. долларов или и то и другое вместе за любые такие действия. Организации должны были пройти регистрацию в Минюсте и представить сведения о численном составе должностных лиц, денежных поступлениях и пр. За нарушение этих требований предусматривалось наложение штрафа в сумме 10 тыс. дол. или 5-летнее тюремное заключение.

Для членов коммунистических организаций запрещалось работать на военных предприятиях, выезжать за границу, пользоваться услугами почты, радио и телевидения для обнародования своих программ.

Принятый вслед за законом Маккарэна-Вуда в 1954 г. закон Хэмфри-Батлера о контроле над коммунистической деятельностью прямо объявил Компартию США «орудием заговора, замышляющего свержение правительства США», и объявил ее вне закона.

С принятием Закона Маккарэна-Вуда был завершен процесс создания юридической базы для широкого наступления сил реакции на демократические права американских граждан, получившего название «маккартизма», по имени сенатора Маккарти, инициатора провокационных расследований в конгрессе по выявлению «шпионов и коммунистов» в госаппарате США.

В 1956 г. ФБР приступило к развертыванию программы контрразведки, направленной на развал изнутри, на дискредитацию Компартии США путем распространения клеветы, провокационных слухов, подложных документов, провоцированием внутренних конфликтов с помощью засылаемых провокаторов и тайных осведомителей. Впоследствии эта программа распространялась на борцов против расовой дискриминации и противников войны во Вьетнаме, на антивоенные и демократические студенческие организации, на различные мирные группы протеста.

В 1974 г. в связи с рядом скандальных разоблачений в печати, резким ослаблением позиций республиканской администрации, после «Уотергейта» был издан исполнительный приказ об упразднении списка «подрывных организаций». Были проведены также определенные реформы аппарата политической полиции и разведки в направлении усиления контроля над ними, придания их деятельности более гибких и тонких форм. В 1976 и 1977 гг. в обеих палатах были созданы постоянные комитеты по делам разведывательных учреждений для надзора за их деятельностью и придания ей законности и подконтрольности.

Вывод  по  теме:

1.   В новейший период развивается государственно-монополистический капитализм, что было связано с участием США в первой мировой войне. Создается единый центр по руководству стратегическими отраслями.

Вторым фактором развития государственно-монополистического капитализма способствовал острейший экономический и политический кризис 30-х гг. через политику "нового курса" президента Ф. Рузвельта и созданием антикризисного механизма.

2.     В 1933 г. президентом США стал Франклин Делано Рузвельт, кандидат от демократической партии. Он выдвинул программу вывода страны из кризиса, вошедшую в историю под названием "Нового курса". Она включала в себя мероприятия по стабилизации денежной системы страны, поддержке промышленности и сельского хозяйства, сокращению безработицы и выполнению ряда социальных программ.

Для этого была проведена девальвация доллара, запрещен вывоз золота за границу, укрупнена банковская система, банки получили крупные кредиты. Промышленность была разделена на 17 групп, деятельность некоторых из них регулировалась нормативными актами - так называемыми "кодексами честной конкуренции", которые определяли: квоты выпускаемой продукции, распределение рынков сбыта, цены, условия кредита, рентабельность, уровень заработной платы и пр. Контроль за их деятельностью возлагался на "Национальную администрацию восстановления промышленности" (НИРА от англ. аббревиатуры).

В области сельского хозяйства задачей созданной "Администрации регулирования сельского хозяйства" (англ. аббревиатура - ААА) стало сокращение посевных площадей, поголовья скота и поднятие цен на сельхозпродукцию до уровня 1909-1914 гг.

В целях сокращения безработицы была создана "Администрация развития общественных работ". Безработных направляли в специально созданные "трудовые лагеря", занимавшиеся строительством и ремонтом дорог, мостов, аэродромов.

Серьезным изменениям подверглось трудовое право и социальное законодательство. Легализуется деятельность профсоюзов и участие в забастовках. Обязываются коллективные договора. Создается Национальное управление по трудовым отношениям. С помощью закона о социальном обеспечении устанавливаются выплаты пенсий по старости. Формируется пенсионный фонд из налогов. Фиксируется максимальная продолжительность рабочего времени и минимальный уровень заработной платы.

В период после Второй мировой войны в США предпринимались неоднократные попытки ревизии "нового курса", но основные принципы государственного регулирования экономики и социальных отношений не только сохранились и получили дальнейшее развитие, но и были восприняты многими развитыми государствами мира.

3.   Конституционная государственная структура, демонстрирует преемственность и политическую устойчивость в высокоразвитой индустриальной сверхдержаве. Этому способствуют и неизменное нахождение у власти одной из двух буржуазных партий, и буржуазный парламентаризм, и политический плюрализм и позиция демократических сил страны.

Концентрация производства и капитала, усиление государственно-монополистического регулирования экономики и социальных отношений, рост милитаризации, влияния военно-промышленного комплекса обусловили централизацию госвласти и значительное расширение полномочий федеральных органов и прежде всего президента страны.

Конституционное законодательство США последних семидесятилетий мало затронуло структуру конституционных органов госаппарата и их компетенцию и касалось главным образом президентской власти. Важное политическое значение имели реформы в избирательном праве, проведенные принятием поправок к конституции. Эти поправки демократизируют избирательное право, но соблюдаются не во всех штатах.

До 50-х гг. негры отстранялись участия в выборах, но 50–60-х гг. принято законодательство против такой дискриминации. В 50-х гг. одним из главных требований оставалась отмена расовой сегрегации, в 60-х гг. – требования политического равенства и решения социально-экономических проблем. Законами 1957-1964 гг., формально ликвидируется дискриминация негров во всех сферах экономической и политической жизни.

При формальном уравнении прав цветных и белых американцев дискриминация национальных меньшинств в Америке остается распространенным явлением. Она продолжает иметь место среди черных, испаноязычных и американцев азиатского происхождения при выборах и при найме на работу.

В октябре 1990 г. Президент Буш наложил вето на законопроект о гражданских правах, одобренный обеими палатами Конгресса, предусматривающий значительное усиление федеральной защиты национальных меньшинств при найме на работу, в частности предоставление денежной компенсации. Вето осталось в силе и в последующий период.

4.  В США начинают возрастать антивоенные, антимонополистические движения американских рабочих развернулись широким размахом. Против таких движений действуют некоторые госорганы с репрессивно-полицейскими функциями (ФБР, АНБ, ЦРУ и др.) и принимаются законы подавляющие права граждан (Законы Тафта-Хартли и Маккарэна-Вуда, Смита 1940 г., Лэндрама-Гриффина 1959 г., Хэмфри-Батлера и т.д.).

В 1974 г. в связи с рядом скандальных разоблачений в печати, резким ослаблением позиций республиканской администрации, после «Уотергейта» был издан исполнительный приказ об упразднении списка «подрывных организаций». Были проведены также определенные реформы аппарата политической полиции и разведки в направлении усиления контроля над ними, придания их деятельности более гибких и тонких форм. В 1976 и 1977 гг. в обеих палатах были созданы постоянные комитеты по делам разведывательных учреждений для надзора за их деятельностью и придания ей законности и подконтрольности.

Вопросы для обсуждения:

  1.  Развитие политической системы США после I Мировой войны.
  2.  «Новый курс» Ф. Рузвельта.
  3.  Поправки конституции и дальнейшая демократизация избирательного права.
  4.  Роль государственного аппарата.
  5.  Американская Декларация независимости и се историческое значение.
  6.  Принцип разделения властей в Конституции США 1787 г.
  7.  Верховный суд в государственном механизме США (исторический аспект).
  8.  Зарождение и развитие двухпартийной системы в США.

ЛИТЕРАТУРА:

  1.  История государства и права зарубежных стран: Учебник для юридических вузов в 2-х ч. / Под ред. О.А. Жидкова, Н.А. Крашенинниковой. М., 1998.
  2.  Жуков О.А. История буржуазного права. М., 1971
  3.  История государства и права зарубежных стран: Учеб /Под ред. П.Н. Галанзы, О.А. Жидкова, М., 1969. Т. 2.
  4.  История буржуазного государства и права (1640-1917): Учеб. /Под ред. 3. М. Черниловского. М., 1964.
  5.  Токвиль Алексисде. Демократия в Америке. М., 1992.
  6.  Война за независимость и образование США. М., 1976.
  7.  История США. М., 1983. Т. 1.
  8.  Иванов Р. Ф. Гражданская война в США (1861 - 1865 гг.). М., 1960.
  9.  Мальков В.А. "Новый курс" в США. М., 1980. +

 

Практические задания:

  •  Сделайте доклад на тему: "Сущность "нового курса" Ф.Рузвельта".
    •  Напишите реферат на тему: "Поправки к конституции США принятые в XX веке"

Контрольные вопросы:

  1.  Двухпартийная система в США к концу XIX - началу XX в. Особенности рабочего движения.
  2.  Изменения во взаимоотношениях президента и конгресса США в конце XIX - начале XX в.
  3.  "Новый курс" Ф. Рузвельта и его политическое значение.

Тесты:

1. В каком году мировой экономический кризис особой силой поразил США?

  1.  1933 – 1964
  2.  1876 – 1934 г
  3.  1929 – 1933 г –
  4.  1843-1978 г

   

2. В каком году  Ф. Рузвельт вступил  на пост президента?

  1.  1945 г
  2.  1933г -
  3.  1836г
  4.  1953г

  3. Цель политики «Нового курса» Ф. Рузвельта?

  1.  Выход из кризиса -
  2.  Выход из войны
  3.  Вступление в  войну
  4.  Вступление в «лигу наций»

4. Какой закон  был принять властью США?

  1.  Закон Вангра –
  2.  Закон Рузвельта
  3.  Закон Генната
  4.  Закон Буша

5.Как называлась административный аппарат  президента в различных областях экономики с   1939 г.

  1.  МСУ
  2.  ИПУ –
  3.  МИТ
  4.  ФБР

6. За что по чрезвычайным законам военного времени 1917 и 1918 гг. сурово карались

политические противники режима?

  1.  За убийство
  2.  За измену
  3.  За шпионаж -
  4.  За дезертирство

7. В каком году  Президент Буш наложил вето на законопроект о гражданских правах?

  1.  Сентябрь 1992 г
  2.  Ноябрь 1996 г
  3.  Октябрь 1990 г –
  4.  Август 1991 г

8. По какому закону коммунистические организации США создают «явную и реальную угрозу» общественному строю и «существованию свободных американских учреждений»?  

  1.  Тафта-Хартли
  2.  Маккарэна-Вуда -
  3.  Хэмфри-Батлера
  4.  Лэндрама-Гриффина
  1.  Как называлось Бюро расследования Минюста, созданного еще в 1916 г ?
  2.  ФРГ
  3.  МВД
  4.  ФБР -
  5.  МИТ
  1.  В каком году создана администрация по применению закона о наркотиках ?
    1.  1954 г
    2.  1876 г
    3.  1939 г
    4.  1937 г –

refleader.ru

Америка / Политические режимы и идеологии / ПИОСС

Итак, роковой час Европы и его возможные сценарии мы уже посмотрели. И все же — что может ожидать средоточие глобальной капиталистической системы — Соединенные Штаты?

То, что произойдет в Америке в ходе Великой депрессии-2, без преувеличения, определит судьбы мира...

ТО, ЧТО НАЗЫВАЮТ ФАШИЗМОМ...

У меня уже почти нет сомнений в том, что белый мир Запада вползет в то, что трактуется весьма растяжимым понятием «фашизм». То есть, в крайне недемократичный политический режим, подавляющий громадные массы недовольных. Режим, насильственно проводящий весьма болезненные преобразования в экономике и социальной сфере. А то, что они получатся крайне болезненными — как операции без анестезии у хирургов две сотни лет назад — и что без них уже не обойтись, уже понятно всякому хоть с малой толикой умственных способностей. И никакие интернеты, твиттеры и прочие социальные сети от подобной перспективы не спасут.

Уже знаменитый антилиберал-предприниматель, норвежец Эрик Райнерт советует вспомнить о проектном «государстве развития», указуя на примеры Сталина, Рузвельта, Гитлера, Муссолини и Швеции времен Гуннара Мюрдаля. Да, такое государство необходимо установить на время выхода из жесточайшего кризиса, оно не может жить вечно — но через такую стадию придется пройти. Подобное государство централизованно, имеет сильнейшие диктаторские начала и внешне — недемократично. (Его демократичность — не в формальных выборах и декларативных «свободах личности», а в том, что оно дает жизненные перспективы, качественную работу и заработки большинству народа, выводя страну на более высокий уровень развития вопреки «рыночным законам» монетарной глобализации ). Как говорит норвежец, государство развития строит свою идеологию и легитимацию на способности вывести страну из ловушки бедности и добиться качественного, трансформирующего жизнь страны роста. Иначе говоря, ощутимое улучшение в экономическом положении населения есть также и политическая стратегия удержания власти элитами. Это в равной степени относится к просвещенному абсолютизму Европы XVIII века или к так называемым азиатским ценностям наших дней.

«Вообразим, что 5 октября 1957 года, наутро после запуска первого спутника, советский посол навещает президента Эйзенхауэра и доводит до него следующие предложения руководства СССР: «Мы в Советском Союзе внимательно изучили труды Давида Рикардо и особенно его великую теорию мировой торговли, которая заложена в основу капиталистических международных отношений. Великая теория Рикардо предрекает мир во всем мире и экономическое сотрудничеств, если все страны отменят барьеры по торговле и начнут заниматься своим делом, то есть специализацией в своем относительном преимуществе. Руководство СССР желает мира и полностью уверовало в идеи Рикардо, в связи с чем предлагает признать, что СССР обладает на сегодня преимуществом в космической технике, а США обладают неоспоримым преимуществом в сельском хозяйстве. Мы должны откровенно признать, что советское сельское хозяйство испытывает трудности. Поэтому, согласно капиталистической теории, мы готовы прекратить заниматься животноводством и земледелием вообще и предлагаем США стать нашим поставщиком продовольствия. Тем временем мы собираемся сосредоточиться на космической технике, где США все равно делать нечего». Смешно, правда?

На самом деле президент Эйзенхауэр ответил на то, что американцы назвали «спутник-шок», громадными ассигнованиями на научно-технические разработки и созданием нового специального ведомства — НАСА. Его задачей было (вот именно!) догнать и перегнать Советы, перенять их достижения.

Догонять и перенимать, как видим, никому не вредно. Это было и остается основным правилом успешного экономического империализма: высокотехнологическая гонка и, как ее часть, подражание друг другу среди мировых лидеров, а беднейшим странам оставлены «исконные» преимущества в дешевой и простой рабочей силе.

Вот почему лозунгом должно стать «Не слушать, что советуют американцы, а делать то, что сделали сами американцы»...» — пишет Райнерт.

«Если рассуждать честно, приходится признать, что, при всех колоссальных отличиях, в ХХ веке серьезных успехов в организации производства добивались и Муссолини с Гитлером, и Сталин, и скандинавские социалисты. Совершенно разные режимы проводили государственную политику активного индустриального развития. Многие из них диктаторские, но в Европе под ударами Великой депрессии (что сегодня проходится вспоминать как серьезное предупреждение) оставалось немного жизнеспособных демократий. Скажу не без гордости, среди тех, кому удалось в те времена защитить принципы свободы и не допустить при этом обнищания собственных граждан, мы, скандинавы...»

«И «птенцы гнезда Петрова», вашего великого русского царя, и шведские банкиры и плановики, во времена Великой депрессии каждую неделю собиравшиеся в кабинете Гуннара Мюрдаля, и легендарное японское министерство международной торговли и промышленности, и сингапурские технократы, позволившие премьеру Ли Куан Ю (откровенный диктатор, выведший Сингапур из нищего третьего мира в первый, богатый — прим. М.К.) так гордиться якобы сугубо азиатскими ценностями, — это все варианты государства развития.

У данной идеологии есть еще две черты, о которых необходимо упомянуть. Как правило, она сочетается с элементами национализма или национального государственного строительства, чья вирулентность зависит от остроты геополитических конфликтов, в которые вовлечено государство. Война вообще очень часто способствует возникновению государства развития, поскольку в такие чрезвычайные периоды обычные финансовые опасения и соображения отбрасываются в сторону, приходится работать по принципу «все для фронта, все для победы»...»

Так говорит башковитый Райнерт, и умному этого достаточно, чтобы понять, каким может быть государство развития в острейшем кризисе начала XXI столетия. Прощай, либеральный кисель!

Ибо даже в условиях сохранения власти в руках старой финансовой элиты (которая и довела Запад до нынешнего краха) один бес придется сворачивать демократию. Ибо, как считает Э.Райнерт, в Европе и Америке вслед за финансовыми кризисами, похоже, наступает своя эпоха «постиндустриального феодализма» с громадной массой беднеющих простолюдинов и сверхвлиятельной, сверхбогатой элитой.

А где вы видели демократическо-либеральный феодализм, пускай и с приставкой «нео»? Нет, товарищи, тут вам не равнина, тут климат иной… Тут — вся власть в руках тех, у кого — власть/богатство. А остальным — терпеть и подчиняться. Радоваться маленьким заработкам — спасибо и за такие. Терпеть холод, кутаясь в два свитера (ибо отопление дорого). Не выходить на забастовки — иначе производство закроют и уведут в Малайзию. Мириться с тем, что на пенсию придется выходить в 80 лет, а сама пенсия будет мизерной. И голосовать только за тех, за кого скажут. Вот оно, неофеодальное и неосредневековое будущее как один из вариантов «рыночного развития» нынешнего Запада. Его гражданам (вернее, уже подданным) останется со слезами смотреть старые записи группы «АББА» и вспоминать о том, что еще в 1970-1980-е годы их родители или бабушки-дедушки зарабатывали по-царски на элементарной работе, имели кучу социальных гарантий, а в старости могли на свою пенсию ездить в круизы.

А недовольных таким порядком вещей будут тихо уничтожать. Как в пророческом фильме Терри Гиллиама «Бразилия» (1985 г.). Не пожалейте времени — посмотрите. Он теперь выглядит воспоминанием о будущем.

В таком неоварварском (нью-феодальном) варианте не только Европе, но и США придется познать все «прелести» шоковой терапии: дальнейшую деиндустриализацию, падение жизненного уровня (вы должны быть так же дешевы и неприхотливы, аки китайцы!), прогрессирующую дебилизацию и политические репрессии. Старость будет означать бедность, а то и нищету. Полноправными гражданами объявят лишь частных владельцев (и де-факто, надличностные существа — корпорации), все остальные — быдло. Черная кость. Подлый люд. Вся власть — частному бизнесу. В РФ ярчайшим представителем таких взглядов выступает публицист Никонов.

МЕЖДУ ТЕХНОКРАТИЕЙ И ВАРВАРСТВОМ

Пишу это и невесело усмехаюсь. ХХ век знал немало диктатур, но большинство их них было вполне «демократическими», сторонниками и проводниками развития. Как ни относись к Гитлеру, Франко, Перону, Сталину, Муссолини — но они заботились о жизненном уровне народа и его будущем. Разворачивали гигантские стройки новой индустрии. Строили доступное жилье для простых граждан. Давали рабочим социальные пакеты. Огромные ресурсы государств бросали «нерыночным методом» в обучение и подготовку молодежи. (Тут вам и школы, и вузы, и оздоровительные лагеря, и планеры, и кружки технического творчества, и книги, и спорт). Они стремились уйти от импортной зависимости. Пытались поднять сви страны на качественно новый уровень развития и могущества. Все это было антимонетарно, антилиберально, «нерыночно». Тот же Гитлер смог и рабочих заставить больше трудиться, но и богачей принудил тратить на себя намного меньше, завставляя их вкладывать деньги в реальный сектор. То есть — всем в лямку впрягаться! Ради будущего нации.

Но были и иные диктатуры. Другие хунты-военные клики. Те, которые, наоборот, отбирали у народа социальные гарантии, опускали его жизненный уровень, закрывали массу предприятий, ставших с либерально-монетарной точки зрения «нерентабельными». Это — военные правители Аргентины и Чили в 70-80-х годах ХХ века. Диктаторы-деградаторы. При них (когда осуществялись железной рукою рыночные «реформы» по МВФ и Гарварду) невыплата пенсий, прозябание миллионов людей на нищенские зарплаты, утренние путешествия на работу по нескольку миль (ибо автобус стал дорог) стали страшной реальностью. Равно как и тайные тюрьмы для недовольных, и похищения их, и секретные казни оппозиционеров. Со сбрасыванием людей с вертолетов то в океан, то в тропические реки, кишащие аллигаторами и пираньями.

Для рыночно-либерального (неофеодального) «антикризиса» на Западе понадобится что-то подобное. Может, и не столь прямолинейно-грубое, но все же… Благо, тайные тюрьмы и пытки в «негосударственных структурах» уже использовались США после 2001 года. Что мешает применить то же самое уже не к «международным террористам», а к оппозиционерам, буде они возникнут?

Причем мы можем смело прогнозировать усиление именно фашистского элемента. Ибо левые силы, начавшие свой бурный подъем на Западе в 1999 году с выступлений в Сиэттле, оказались на поверку слишком поверхностными, организационно беспомощными. Вместо того, чтобы реально бороться за власть, они увлеклись постмодернисткими представлениями-перформансами вроде метания пакетов с майонезом и арт-пиар-акций. И потому, как справедливо замечает теоретик левого движения Борис Кагарлицкий, нарастание глобально-системного кризиса капитализма после осени 2008 года застало их врасплох. Они не смогли отобрать власть у прежней «элиты». Не оказалось у них сплоченных политических структур.

«… Мировой кризис, разразившийся в 2008 году, поставил под вопрос принципы неолиберализма, заставив усомниться в них даже тех, кто недавно сам их проповедовал. Но с этого момента «агитация действием», являвшаяся главной формой антиглобалистского движения, потеряла смысл.

На повестку дня встал вопрос о конкретных программах социально-экономических преобразований, о политических инструментах и методах, с помощью которых преобразования будут достигнуты. Возник парадокс: на фоне бурного роста антикапиталистических или, во всяком случае, критических настроений в массах левые активисты оказались растерянными, беспомощными и не способными извлечь выгоду из ситуации.

Пренебрежение теорией, организацией и политикой было естественной реакцией на оппортунизм социал-демократии, на крах коммунистических режимов и партий. Но теперь обнаруживалось, что аполитичные левые беспомощны.

Реальные успехи были достигнуты лишь там, где левые были организованы политически. Например, в Латинской Америке. Умеренные левые в Бразилии или Аргентине удержали власть, ничего не делая и ничего не меняя. Радикальные правительства в Венесуэле, Боливии и Эквадоре выдержали мощный натиск своих противников, но устояли, объясняя все свои трудности губительным воздействием капиталистического кризиса, за который они не несут ответственности. Однако трудностей у них становится все больше. И как бы ни восхищались романтичные молодые люди в России, на Украине и в Западной Европе подвигами латиноамериканцев, в конечном счете судьба «пылающего континента» зависит от того, как развиваются события в Старом Свете.Между тем явную выгоду из кризиса извлекли различные неофашистские движения, к концу 2000-х превратившиеся в реальную политическую силу, претендующую на власть в таких странах, как Голландия и Австрия, пробившиеся в парламенты и муниципалитеты почти по всей Европе от Норвегии до Украины. В США респектабельная часть Республиканской партии с ужасом наблюдает, как организацию захватывают «варвары» с откровенно расистскими идеями и лозунгами (Кагарлицкий говорит о «чаепитниках» и сторонниках Сары Пейлин — М.Кю), а у нас в стране либералы и левые дружно сетуют на то, что ультраправые «русские марши» собирают куда больше людей, чем оппозиционные тусовки.

Но главными победителями, ко всеобщему удивлению, оказались все же неолибералы. Поскольку никакой практической (политически осуществимой) альтернативы их курсу предложено не было, они не только остались у руля экономической политики, но и получили в связи с кризисом чрезвычайные полномочия, которые были тут же использованы для очередного наступления на остатки социального государства.

Между тем экономические мероприятия неолибералов не только не ведут к окончательной победе над кризисом, но, наоборот, затягивают его. Если в начале 2010 года казалось, что мировой экономике удастся удержаться на краю, избежав тяжелой депрессии, сопоставимой с событиями 1929-1932 годов, то сегодня с каждым днем становится все более очевидно, что впереди новые потрясения — экономические, социальные и политические. Вопрос лишь в том, какую роль во всем этом будут играть левые…

Левое движение нужно сегодня не только его сторонникам, оно объективно нужно современному обществу, поскольку без его ценностей, идей и проектов не может быть найдена новая модель развития, отвечающая на вопросы, поставленные кризисом неолиберализма. Проблема не в том, что у левых недостаточно сочувствующих или их идеи не принимаются массами, а в том, что у них самих не хватает интеллектуальной и политической смелости, чтобы предложить нечто выходящее за рамки привычных призывов к сопротивлению. Они привыкли проигрывать и находят в этом мазохистское удовольствие.

До тех пор пока на сцену не выйдет новое политическое поколение, ориентированное не на жалобы и критику, а на борьбу за власть, ничего не изменится. Ни для левых, ни для общества. Если перемены назрели, значит, настало время настоящей, а не игрушечной политики. А в политике побеждают те, кто энергично и четко формулирует свои цели, а потом столь же энергично их добивается.

Левые забыли уроки большевиков, предпочитая им красивый дискурс постмодернистских философов. Для либералов и прочих сторонников существующего ныне порядка это хорошая новость. Плохая же новость состоит в том, что порядок все равно рушится сам собой. И если этим не воспользуются левые, то его наследником станет та или иная разновидность фашизма...» — пишет Б.Кагарлицкий (http://www.expert.ru/expert/2011/01/priklyucheniya-levoj-idei-v-mire-kapitala/).

Будущее примерно ясно. Даже если левые усилятся и организуются в нечто боеспособное, им в противовес усилятся многочисленные новые нацисты и фаши разных толков. Они изначально сильнее, нежели красные.

Для будущего США очень важно, по какому пути они пойдут дальше. Что Обама? Так, виртуально-проходная фигура. После него Америке предстоит действительный выбор. Между неоварварским распадом, не менее неоварварским «постиндустриальным феодаолизмом) и тоталитарным, но прогрессистским «государством развития». Причем два последних варианта тоже имеют как минимум по две разновидности.

Час расплаты приходит и для Соединенных Штатов, флагмана мирового капитализма. Куда ляжет их дальнейший путь?

От ответа на этот вопрос зависит судьба мира. А может — и судьба возможной глобальной войны. И уж однозначно — участь русских…

Источник: forum-msk Автор: Максим Калашников

pioss.net